Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься

– Да ты надо мной издеваешься! – Дин упомянул себя, хотя говорил за обоих.

Сэм стоял и смотрел на одержимое демоном тело Федры Федреготти: из сплошь черных глаз по искаженному яростью лицу, по перепачканным тушью щекам катились слезы. Сэму очень хотелось стереть это выражение с ее лица, но пока она держала брата, младший Винчестер не хотел рисковать. До поры до времени.

– Послушайте, – проговорила Федра. – Этот…это существо невероятно сильное. Это не просто призрак, в нем объединено всё племя.

Сэм решил заговорить демоницу, пока не удастся придумать, как выпутаться:

– Единственная причина, по которой он так силен, это ваше с Альберто заклинание.

Федра рывком развернулась к Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься Сэму, и он прочитал на ее лице неприкрытое страдание:

– Не смей называть его имя! Мы были вместе веками, а теперь он мертв! Мы должны были жить вечно, а он умер!

– Как раз его имени Сэм и не называл, – сдавленно проговорил Дин. – Он назвал имя несчастного мужика, в которого вселился не такой уж и бессмертный, как ты считала, демон! И это только одна из миллиона причин, включая эту мертвую девушку, почему мы не помогли бы тебе, останься ты хоть последним демоном на планете.

– Я не справлюсь с Последним Калуза сама, и вы тоже, – она посмотрела на труп Альберто. – Но Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься вместе у нас получится. Вы же легендарные Винчестеры! Сэм был избранником Азазеля, а ты, Дин, ты Азазеля убил. Если мы объединимся…

К радости Сэма Дин продолжал бороться и даже делал кое‑какие успехи. Если учесть, что недавно Федра с легкостью обездвижила их обоих, Последний Калуза явно лишил ее части силы. Этим надо было воспользоваться, так что Сэм продолжил разговор:

– А с какого перепугу мы должны сотрудничать с вашей братией? Вы слывете не слишком‑то надежными напарниками.

Федра хищно улыбнулась:

– Я и не ждала, что вы станете мне доверять, Сэмми. Но у нас общий враг – вы же не Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься думаете, что Последний Калуза просто решил попугать туристов? Он уже убил двоих человек и демона, и вы прекрасно знаете, что это еще не всё. Он говорил про…

– Про месть, я слышал, – пока брат пытался вырваться, Сэм специально не смотрел на него, а ловил взгляд Федры.

– Ты понял, что он сказал? – удивилась демоница.

– Ага, – Сэм тоже был удивлен: видимо, призрак оказался достаточно могущественным, чтобы окружающие его поняли, хотя он говорил на языке, исчезнувшем более двух веков назад.

– Тогда ты в силах сообразить, что он убьет гораздо больше. А ведь сладенькие борцы со злом, такие, как вы, не любят, когда привидения убивают людишек Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься, – она тряхнула головой. – И не надо тут разыгрывать праведное возмущение по поводу сотрудничества с демонами. С одним из нас вы не первый месяц сотрудничаете.

Сэм напрягся: как она прознала про Руби? Опять‑таки Руби дошла до того, что помогла Бобби починить Кольт – можно было представить, как демоны восприняли такую новость. Она также поделилась кой‑какими намеками про маму Дина и Сэма. Эти намеки доставили Сэму немало беспокойства – настолько серьезного, надо сказать, что он до сих пор не поделился откровениями Руби и результатами собственного расследования с братом. Сначала надо разобраться с Диновой сделкой. Остальному свое время.



– Я не просил Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься Руби о помощи. И не хотел, чтобы она помогала.

Федра буквально прыснула от смеха:

– Да ну? Ты не хотел, чтобы она спасла твою симпатичную задницу? Если бы не она, вы бы оба уже давно кормили червей! А если бы вы не были нужны мне…

В этот момент Дин, освободившись от невидимых пут, свалился на пол и, не вставая, вскинул Кольт.

– Побеседуем позже, – Федра запрокинула голову, и черный дым, поваливший из ее рта поднялся к потолку и умчался по коридору.

– Проклятье! – Дин ударил кулаком по полу.

Сэм же бросился к женщине, которая упала, едва демон покинул ее тело. Она смотрела Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься в пустоту широко открытыми глазами, в ее горле что‑то клокотало. Сэм опустился на колени:

– Всё хорошо. Мы позовем помощь.

Федра вцепилась ему в руку и впилась в него взглядом, давясь, но не в силах произнести ни слова. Потом ее хватка ослабла, голова с глухим стуком упала, а глаза, потеряв блеск, остекленели. Дин подошел к Альберто и проверил пульс:

– Этот тоже готов. Пора смываться, Сэмми, а то не хочется оставаться здесь, когда Юрий обнаружит три трупа.

– Ага, – Сэм не горел желанием вот так просто бросить на полу тела четы Федреготти и Диновой подружки, но трупы непременно вызовут вопросы, на Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься которые «агенты Данко и Хелм» едва ли смогут внятно ответить.

– Ты нормально?

– Ага, – Дин отпустил фирменную ухмылочку. – Даже почти и не больно.

Младший Винчестер знал, что обычно такая ухмылка довольно наиграна, но спорить не стал. Они спустились по боковым лестницам, прошмыгнули через пожарный выход и поспешили к Импале.

– Помнишь, как я сказал, что не хочу даже загадывать про третью волну?

– Ну да, – Дин ослабил галстук и сел за руль.

– Я позвоню Бобби, введу его в курс дела.

Дин просто кивнул и завел машину.

– Привет, Сэм, – Бобби поднял трубку после второго гудка. – Я к сожалению еще не нашел заклинания, которое Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься бы поднимало духов такого уровня.

– Проехали, – и Сэм рассказал, что произошло за последнее время.

– Боже, – отреагировал Бобби. – Последний Калуза?

– Ты знаешь что‑то про Последнего Калуза? – Сэм специально повторил имя, чтобы Дин мог следить за разговором.

– Да, приблизительно. Это дух, нашпигованный сущностями всего племени. Он мстит всем, потому что они живы, в то время как калуза мертвы. Если верить преданиям, это на редкость могущественный призрак.

– Просто здорово. А сейчас он еще могущественнее.

– Я пороюсь в книгах, может, смогу уточнить что‑нибудь. Перезвоню позже.

– Спасибо, Бобби, – Сэм спрятал телефон. – Похоже, Федра не обманула. Это мстительный дух, обозленный на всех, кто не Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься является коренным американцем. Или даже на всех, кто не калуза.

– А так как калуза вымерли, – подхватил Дин, – то вообще на всех.

– Вполне возможно. Бобби покопается в книгах и перезвонит, если что‑нибудь выяснит. Надо ехать на стройку: там всё началось и там кости.

– Нам бы пригодилась бочка соли. В свете нынешних событий поджог стройплощадки начал казаться мне неплохой идеей.

– Не уверен, что сработает, Дин. Он получил заряд соли и даже глазом не моргнул плюс он способен убить даже демона. Не думаю, что наши обычные методы сработают.

– Значит, поищем необычные методы, – огрызнулся старший Винчестер. – Но я одно тебе скажу Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься: я лучше в ад загремлю, чем буду работать с этой демоншей.

– И главное, никакого двойного подтекста, – ухмыльнулся Сэм.

– Ага. Хватит с нас и Руби.

Младший Винчестер промолчал. Он знал, что Дин считает его сотрудничество с Руби огромной ошибкой и не хотел снова заводить бесконечного спора. Через несколько минут Импала въехала на подъездную дорогу гостиницы «Нейлор‑Хаус». Первым делом Дин раскопал в багажнике кусок мела:

– Не думаю, что наша демоническая знакомая просто возьмет и отвяжется, так что надо подготовиться.

Шеннен Боделл приходилось то и дело напоминать себе, что врезать клиенту по яйцам – не выход и вообще плохо для бизнеса. Вместо этого она Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься делала всё возможное, чтобы заставить Кевина Линденмута подписать контракт на строительство нового дома на месте разрушенного «Катриной». И будь она проклята, если позволит его поведению поставить ее затею под угрозу, особенно если учесть, что копы изо всех сил старались свернуть проект.

Строители остались на площадке после заката – просто сидели и ничего не делали, как и весь день до этого. Парни из профсоюза понимали, что они должны придти на работу, чтобы им заплатили, даже если фактически никакой работы и не было. Рабочий день закончился, но Линденмут попросил строителей остаться, пока он и Шеннен «утрясут некоторые вопросы». Рабочие против Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься такой сверхнормы не возражали, и Шеннен представляла, как радостно впишет оплату сверхурочных в счет Линденмуту равно как и расходы за освещение.

– Давайте еще разок и напрямую, – Линденмут потряс перед носом Шеннен наманикюренным пальцем, и золотые браслеты на его запястье зазвенели. – Парочка старых придурков забрела на стройку, заработала по сердечному приступу, и из‑за этого вам придется прекратить строительство?

Линденмут носил белую рубашку с коротким рукавом, которая стоила месячной зарплаты рядового строителя, выглаженные шорты‑хаки и начищенные мокасины – наиболее близкий к деловому костюму вариант одежды в Ки‑Уэсте.

– Нет, – Шеннен заговорила очень медленно, чтобы удержать себя в руках. – Двое людей Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься погибли здесь при загадочных обстоятельствах, и перед смертью они нашли кости под фундаментом. Полиция изучает…

– Я видел этих людей, миз Боделл. Они оба очень стары и, скорее всего, просто не вынесли зрелища дурацких костей.

Шеннен не стала сообщать, что один из погибших был ее двадцативосьмилетним работником, а второй было едва за двадцать. Шеннен действительно стало жутко, хотя Том ей не особо нравился. Мало того, что сама его идея отомстить бывшей подружке казалась довольно‑таки противной, так он еще и попытался подкатить к Шеннен. Ей, трудящейся в сфере, где рабочий коллектив чуть ли не на сто процентов мужской, хамское поведение строителей Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься было до лампочки, но Том ее действительно достал. Впрочем, когда он не сучился, то был хорошим работником, и потом, даже отпетые хамы не заслуживают такой смерти. Какой бы она ни была.

– Мистер Линденмут, дело не столько в погибших, сколько как раз в костях.

– Кому нужны какие‑то древние кости?

– Ну, хотя бы семьям тех, кому они принадлежали.

Линденмут закатил глаза:

– Я вас умоляю, миз Боделл! Я тщательно изучил эту недвижимость, прежде чем ее покупать, и если там нашлись кости, то они настолько стары, что установить их происхождение невозможно.

– В наше время наука творит чудеса, мистер Линденмут. Кстати…если кости и Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься вправду настолько стары, то они могут принадлежать коренным американцам, и тогда вместо копов подключится правительство. Они прикроют стройку на месяцы, а то и навсегда, если это какое‑то захоронение или что‑то вроде.

Линденмут всплеснул руками и начал бегать туда‑сюда:

– Это просто смехотворно! Я выложил за это большие деньги! Деньги, заработанные собственными руками!

Судя по рукам мистера Линденмута, единственное, что они делали, это выписывали чеки людям, которые действительно зарабатывали ему деньги. Шеннен терпеть не могла толстосумов, которые прикидывались, что они как все. Черт, скажи он, что заработал деньги своими мозгами, и Шеннен бы зауважала его Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься чуть больше. Но она ничего не сказала по той же причине, по которой не могла пнуть его по яйцам: его руки выписывали чеки и ей тоже.

С Атлантического океана дул свежий ветерок, но волосы Линденмута остались уложенными, пока он не взъерошил их пальцами – да и при этом не слишком потревожил прическу.

– Послушайте, миз Боделл, я понимаю, что ситуация сложная, но строительство нужно закончить к лету.

Шеннен поморщилась:

– Все зависит от костей, мистер Линденмут. Но если честно, судя по их количеству, в лучшем случае к лету мы только начнем строительство.

– Вы серьезно? Это же просто смешно!

– В моей практике был случай, когда Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься строительство отложили на пять лет.

Дело было во Флориде, и даже ситуация оказалась похожа: ураган обнажил кости семинолов. Это вылилось в большую бучу – не только из‑за останков, но и из‑за того, что выявились многочисленные нарушения планировки и конструкции. Дело для Флориды, в общем, обычное, но Шеннен не думала, что ее рассказ утешит Линденмута, поэтому не стала вдаваться в подробности.

Линденмут выхватил из футляра телефон и отошел на дорожку:

– Я сделаю несколько звонков, если позволите. Без обид, но тут нужен особый подход.

– Делайте, что угодно, – вздохнула Шеннен.

Она строила дома во Флориде уже десять лет – с тех самых пор Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься, когда ее муж Руди умер, оставив свой бизнес. И между прочим, ей дело удавалось во сто крат лучше, чем этому ленивцу. Когда Шеннен начинала, бизнесу угрожало банкротство, а теперь он процветал под руководством той самой женщины, про которую Руди как‑то сказал: «Она никогда не сможет вести дело! Никогда и ни за что!» Потом муж умер от сердечного приступа, слопав слишком много жареного цыпленка, и Шеннен посвятила жизнь тому, чтобы доказать, как он ошибался. Например, она наладила связь с политиками – и местными, и из Таллахасси[59]. Она прекрасно изучила их порядки и поэтому знала, что с нынешней ситуацией ничего Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься не поделаешь, особенно если кости действительно принадлежат индейцам. А ввязываться в конфликт с местными племенами было верным путем к катастрофе, тем более многие племена могли позволить себе хороших законников и журналистов. Так что ничего путного из «особого подхода» не выйдет. Политики во Флориде с готовностью ввязывались во всякие нелегальные дела, но бежали сломя голову от тех, которые могли открыться и выглядеть хотя бы неэтично. К тому же высказывание уважения к захоронению поднимет их шансы на повторное избрание и возможность и дальше брать взятки. Или Линденмут считает, что сдюжит «особый подход» только потому, что у него между ног Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься что‑то болтается?

Шеннен подошла к прорабу Крису, который сидел на складном стуле и читал спортивную колонку «Майами Гералд», бормоча: «Чертова Оклахома…». Наверняка в статье говорилось про футбольный матч «Фиеста Боул», в котором Западная Виргиния победила Оклахому со счетом 48:28. Остальные газетные листы лежали на земле, придавленные кофейной кружкой.

– Сколько ты потерял, когда Западная Виргиния победила? – поинтересовалась Шеннен, зная, что Крис интересовался подобными играми только в том случае, когда делал ставки.

– Не в том дело, что они выиграли…я не угадал разницу. Двадцать проклятых очков.

– А ты поставил на большее количество?

Крис пожал плечами:

– Получил бы больше денег.

– Если бы да Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься кабы.

Крис снова пожал плечами и сунул лист под кружку:

– Любой каприз за ваши деньги. Что сказал красавчик?

– Он думает, что позвонит кому надо, и всё разрешится само собой.

Крис сложил могучие руки на груди:

– На какой планете? Он решил, что у него связи лучше?

– Вообще‑то, вреда от этого не будет. А вдруг он нас удивит, и мы сможем вернуться к работе.

– Ага. Эй, мы, кстати, собрались помянуть Тома в баре «У капитана Тони». Они предоставят нам бильярд на пару часов.

– Я приду, – кивнула Шеннен.

– Мисси там небось пляшет от радости.

Шеннен совсем не хотелось обсуждать личную жизнь Тома:

– Думаю Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься, я…

Внезапно все прожекторы на стройплощадке погасли, и всё погрузилось в темноту, которую немного разбавляли лишь случайный фонарь и месяц в небе.

– Что, босс, опять за электричество не заплатили? – с ухмылкой поинтересовался Крис.

Вопрос был вполне уместный, потому что уличный фонарь остался гореть, а значит, дело было не в перебоях с электричеством. Кроме того, Шеннен платила за электроэнергию. Так что она пропустила остроумную реплику Криса мимо ушей, тем более что не могла прекратить раздуваться от гордости, когда он звал ее боссом.

Линденмут уставился на телефон:

– Не работает.

Гарри, рабочий, достал собственный мобильник:

– И мой тоже.

Чей‑то Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься еще ай‑под отрубился так же, как и остальные телефоны.

– Мистика какая‑то, – проговорила Шеннен. – Ладно. Давайте…

И тут она увидела его – крупного мужчину, который выглядел так, будто сошел со старого рисунка: боевая раскраска, красно‑черно‑белая маска, черные волосы и пояс из костей. Из одежды на нем была только набедренная повязка и ничего больше. Шеннен подумала, что он довольно сексуальный.

– Боже правый, – заметил Крис. – А я думал, мы Хэллоуин вот уж как два месяца назад отпраздновали.

– Чудесно! – с досадой воскликнула Шеннен. – Начали подтягиваться психи!

В общем и целом, она поддерживала индейцев: в конце концов, многие их сородичи Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься вымерли в свое время, так что они имели право на причуды. Но даже в такой ситуации без придурков не обойтись, и Шеннен решила, что этот фрукт притащился наводить беспорядки на стройке.

Тем временем «фрукт» устрашающе громко заговорил:

– Мы последние калуза, и мы отомстим!

У Линденмута отвисла челюсть:

– Последние кто?

Шеннен знала о всех племенах, проживающих во Флориде, но калуза среди них не значилось. Если она не ошибалась, племя калуза когда‑то тоже жило здесь, но давным‑давно исчезло с лица земли. Ясное дело, мужик сбрендил окончательно!

– Некогда эти острова принадлежали нам. Мы были могущественными воинами, правящими на суше и на Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься воде. Идущие на нас войной умирали, жаждущие помощи обретали ее. Мы были калуза, и никто не мог уничтожить нас.

Внезапно Шеннен поняла, что псих говорит не по‑английски и не по‑испански (других языков она не знала), но все же каждое его слово оставалось понятным. У Шеннен был с собой «Вальтер ППК» – на вполне законных основаниях, надо сказать – и теперь она осторожно потянула пистолет из сумочки, стараясь не делать резких движений.

– Но потом пришли чужеземцы и принесли свои болезни, подкосившие калуза. Теперь же настало время для мести. Вы умрете первыми.

Выронив сумку, Шеннен схватила пистолет обеими руками и сняла его с Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься предохранителя:

– Обломись, приятель! Если тут кому и достанется, то это тебе, если сейчас же не уберешь отсюда свой полуголый зад!

– Мы выше боли, выше страданий, выше смерти. Мы не живем больше, но возьмем с собой и вас.

Он шагнул к Шеннен, и она нажала на спусковой крючок, почувствовав отдачу. Пуля пролетела насквозь. Едва Шеннен выстрелила, на индейца набросились Крис и Гарри. Гарри размахивал гаечным ключом – он такими делами не гнушался. Однако индеец взмахнул рукой, и оба застыли: их кожа сморщилась, обтянув кости, обвисли мышцы, глаза потускнели и запали. Линденмут начал издавать странные невнятные звуки, а Шеннен продолжала стрелять, но Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься все пули летели сквозь индейца, будто того здесь и не было. Невозможно! Она видела его, слышала, и он сотворил что‑то с Крисом и Гарри. Патроны вышли, но Шеннен продолжала жать на спусковой крючок вхолостую, не в силах остановиться, поверить в происходящее, не в силах принять это. Том болтал о своих любовных передрягах; Крис делал ставки, а у Гарри остались жена и дочь в Тампе[60]и сын‑студент в университете Пердью, в Индиане. Еще один жест существа, называющим себя Последний Калуза, и еще трое парней упали на землю. А потом еще несколько. А потом Линденмут. И тут существо Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься повернулось к Шеннен. Даже в тусклом свете она смогла разглядеть в прорезях маски его глаза – темные, пронзительные и очень злые. Шеннен десять лет прожила с алкоголиком и помнила, что у того были точно такие же глаза, когда он, пьяный и разъяренный, мог наброситься на нее. Глаза Руди в такие моменты пугали ее до смерти, но с глазами Последнего Калуза не могло сравниться ничто.

– П‑пожалуйста, – заскулила она, опустив пистолет. – Пожалуйста, не надо…

– Поздно.

Шеннен увидела, как ее руки покрываются морщинами и складками.

– Н‑нет!

– Да.

Ноги внезапно ослабли, и Шеннен опустилась на землю, а Последний Калуза запрокинул голову и Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься издал душераздирающий крик. Это было последнее, что Шеннен слышала в своей жизни.


documentavuhifp.html
documentavuhppx.html
documentavuhxaf.html
documentavuiekn.html
documentavuiluv.html
Документ Глава 13. – Да ты надо мной издеваешься